ГГУ имени Ф. Скорины в Болонском процессе: создаем новое, сохраняем лучшее

Три года назад Беларусь стала частью Европейского образовательного пространства. Интеграция в Болонский процесс предполагала позитивные перемены в национальной системе образования, ее реформирование и модернизацию в соответствие с передовыми тенденциями Евросоюза. О новшествах в белорусском образовании и шагах в сторону его совершенствования разговор с ректором ГГУ имени Ф. Скорины Сергеем Анатольевичем Хахомовым.

— Сергей Анатольевич, какие плюсы получила Беларусь от вступления в Болонский процесс?

— Прежде всего, укрепление авторитета через качественное высшее образование, расширение границ сотрудничества. Болонский процесс позволяет рассматривать Беларусь как надежного и стабильного партнера. С другой стороны, и у наших сограждан формируется новый тип мышления – понимание общеевропейских ценностей, уважение к этническим традициям. Несомненные плюсы – возможность обмена опытом, пропаганда национальной культуры, повышение престижа белорусского образования. Можно сказать, что ориентация на образовательную модель Европы – это ориентация на партнерство и развитие.

— Болонский процесс называют внешним стимулом для внутренних реформ. Какие структурные изменения произошли за эти годы?

— На примере Гомельского государственного университета имени Ф. Скорины видим переход с классической пятилетней 1-й ступени высшего образования на четырехлетнюю, а вообще на трехступенчатую систему высшего образования, принятую в Европе: бакалавр–магистр–доктор.
Отучившись в вузе 4 года, выпускники могут выбрать два пути: устроиться на работу и начать карьеру либо поступить в магистратуру и еще 2 года получать углубленную подготовку по одной из 22-х специальностей. Степень магистра дает определенные преимущества при трудоустройстве, кроме того, она предназначена  для тех, кто в дальнейшем планирует учиться в аспирантуре. Каждая из трех ступеней высшего образования  завершается вручением выпускникам дипломов.

— Признаются ли белорусские дипломы за границей?

— Полного признания дипломов в Европе нет и даже, например, в различных федеральных землях Германии разные требования к обладателям дипломов преподавателя. Поэтому приходится сдавать дополнительные экзамены и проходить через бюрократические процедуры.

Для признания необходимо приложение к диплому единого европейского образца (Diploma Supplement). Наш университет уже начал выдавать выпускникам национальное приложение к диплому, где помимо информации о степени, квалификации и изученных дисциплинах, применяется общепринятая в Европе система учета кредитов. Она отражает объем работы студента на каждом курсе (лекции, семинары, экзамены и др.).

— Означает ли это, что наши специалисты начнут массово уезжать в Европу?

— Думаю, о массовости говорить не придется. Белорусская система образования все еще отличается от европейской, к тому же каждая страна блюдет свои интересы. Другое дело, если наши выпускники будут заимствовать опыт европейских специалистов и успешно адаптировать его у себя на родине, в Беларуси.

Среди преподавателей и аспирантов ГГУ есть те, кто стали обладателями двойных дипломов или защитили диссертации за рубежом, а сегодня передают свои знания гомельским студентам и коллегам. К примеру, Роман Бекаревич, Алексей Балмаков, Игорь Фаняев получили ученую степень по физике в японском университете Шизуока, этим летом там же будет защищаться Сергей Барсуков.

Есть хороший опыт такого сотрудничества и с европейскими вузами, например, Анна Крутолевич получила ученую степень по клинической психологии в Вестфальском университете в Германии, диссертации по физике защитили Виктор Асадчий – в финском университете Аалто, Светлана Вербицкая и Ксения Шиляева – в Стокгольмском университете, Павел Курдесов – в Лозаннском университете и др.

 — Обмену опытом способствуют и международные программы. За последние годы их количество изменилось?

— Значительно. Мы сделали шаг вперед в сфере академической мобильности. В университете реализуется более 10 европейских проектов по программам ТЕМПУС, Erasmus+, «Горизонт 2020», MOST. Наши ученые ведут совместные исследования с коллегами из Германии, Польши, Португалии, Литвы, Италии, Испании и других стран.
Выросла и мобильность преподавателей. В прошлом году порядка сотни из них читали лекции более чем в 20-ти европейских университетах. В свою очередь, зарубежные коллеги несколько раз за учебный год приезжают в ГГУ и работают с нашими студентами. Как правило, это общение на английском языке.

— Как сами студенты относятся к тому, что лекции им читают на английском?

— Понимают, что это требование времени. Молодежь заинтересована в успешной карьере, а без знания иностранного языка построить ее очень сложно. Да и участие в международных программах невозможно. Углубленному изучению английского сейчас уделяется много внимания: это не только курсы и факультативы, но и практика защиты курсовых и дипломных работ, проведения профильных предметов на английском. Студенты-математики, физики, экономисты, биологи уже слушают англоязычные лекции, постепенно к ним подтягиваются остальные факультеты.

— Знание иностранных языков благоприятно сказывается на студенческой мобильности?

— Конечно, за три года она увеличилась. Например, в прошлом году наши студенты обучались в летних школах Германии, Китая, Швеции, Испании, проходили стажировки на Кипре, в Латвии, Словакии, Франции, а некоторые проводили на учебе в европейских вузах по целому семестру. Вот и этим летом несколько ребят готовятся к поездкам в летние школы Германии и Испании. Болонский процесс предполагает свободное перемещение студентов между вузами, и мы поддерживаем это.

— А как обстоит дело с привлечением иностранных студентов на учебу в ГГУ?

— Судите сами: три года назад, сразу после принятия Беларуси в Болонский процесс, в ГГУ обучались 560 иностранных граждан, сегодня их количество выросло до 800 человек. Это представители 16 стран, в основном, Туркменистана, Азербайджана, Китая. Есть студенты из Польши, Йемена, Ирака, Турции, Ливана и др.

Иностранцев привлекает качественное образование по доступной цене. Мы тоже заинтересованы в поддержании интернациональной среды, это развитие и престиж вуза.

Сейчас набирают популярность летние школы для иностранной молодежи, и университет не остался в стороне от этой тенденции: в прошлом году успешно провели такую школу для немецких слушателей-экологов, а в нынешнем планируем сразу две летние школы – по психологии и филологии.

— Сергей Анатольевич, Болонский процесс предполагает развитое студенческое самоуправление. Иными словами, голос студентов должен быть слышен при принятии важных для вуза решений. Что вы можете сказать об этом?

— Я считаю, что без осознанного участия студенчества никакие реформы не могут быть эффективными. Высший орган самоуправления ГГУ – Совет университета – сегодня на 25% состоит из студентов. Наравне с преподавателями они участвуют в принятии решений на уровне вуза, высказывают свое мнение об учебном процессе, научной и общественной жизни. Разносторонние интересы молодежи представлены и в органах студенческого самоуправления. Это партнерство выгодно не только самим ребятам, но и преподавателям, руководству: мы слышим все стороны учебного процесса и повышаем качество образования.

— Истекает срок действия «Дорожной карты», на условиях которой нашу страну приняли в Болонский процесс. Удалось ли выполнить все требования?

— Скорее мы можем говорить об успехах в отдельных областях. Те благоприятные тенденции, которые перечислены, вместе со вступлением ГГУ имени Ф. Скорины в Великую хартию европейских университетов, некоторыми изменениями в правилах приема и системе государственного распределения – уже существенный прогресс. Однако полностью реформировать белорусскую систему образования, сделать ее идентичной европейской модели невозможно. Да и нужно ли? Национальное образование имеет свою специфику и свои плюсы. По сути – создаем новое, сохраняем лучшее.

Светлана Хозей
Фото: Владимир Чистик

 dsc_5556